Английский Сеттер. Подружейные собаки

Информационно-познавательный портал об охотничьем собаководстве

через
Выставка МООиР
администрация портала Английский сеттер:
тел.:+7 (963) 777-87-78
e-mail: info@eng-setter.ru 
через
Выставка МГО ВФСО "Динамо"

им нужна помощь

рекламный блок

--------------

Слезы и радости большого помета

c8871b0bc092Апрель 2007 года. На крутом, поросшем деревьями берегу Большой Реки виден дом. По реке, ломая прибрежный ивняк, с шелестящим шумом идет лед. Огромное голубое небо полно гогочущих гусиных стай... Все так же, как и в прошлом году. Так же, да не все...

Спускаясь от дома к колодцу, наступаю на пискнувшую по-мышиному резиновую игрушку. Поднимаю ее; это смешной гном. Игрушка вся в маленьких точках – пробоинках, следах щенячьих зубов. Кто любил играть в нее? Кажется, Мартышка... А, может быть, Миражка? Вечный лекарь по имени ВРЕМЯ умеет ненавязчиво и ласково заживлять раны... Даю Норе обнюхать игрушку. Собака долго “колдует” над ней, потом как-то по-особенному смотрит на меня, подходит и лижет в щеку. Неужели помнит?.. За домом, у дровяника, сложены ненужные теперь доски щенячьей вольеры. За зиму они напитались влагой, и их слегка повело, скрутило винтом. Отслужив в прошлом году несколько месяцев, больше они в хозяйстве не пригодятся... Куда ни посмотришь, везде как будто незримо присутствуют маленькие существа со своими желаниями и инстинктами, веселой возней и разноголосым лаем... Возвращаюсь в дом. В прихожей висит фотография двух последних щенков, смотрящих на меня с печалью предчувствия расставания... Снова выхожу во двор, сажусь на скамейку над обрывом, смотрю на жену Татьяну, медленно бродящую по участку; у нее в глазах то же, что и у меня: чувство щемящей тоски…

 

II.

 

С чего же все началось? Июнь 2005. Ленинградская Областная выставка охотничьих собак. Наша Норка занимает первое место в ринге и в первом бонитировочном классе (как-никак восемь рабочих дипломов, из которых пять – второй степени. И все это у трехлетней собаки!). Московская бригада экспертов, довольная норкиным экстерьером, все равно слегка сомневается в полевых способностях собаки: “Часто экстерьерная собака недостаточно хорошо работает в поле; Вы это знаете?!” Как не знать! Однако это может быть с кем угодно, но не с Норкой – потомком чистокровных питерских рабочих английских сеттеров, ведущей свою родословную с конца XIX века, от знаменитого Спота. Ну, что же, завтра на матчевой встрече с шотландцами, которую судят те же москвичи, мы с Норкой постараемся им доказать!4fbd80f5e892

 

Луга близ станции Проба давно известны как прекрасное место для натаски легавых собак, проведения испытаний и состязаний. Среди проплешин уже довольно подросшей травы и небольших луж прячутся вожделенные дупеля и бекасы... Довольно сыроватое утро, иногда чуть накрапывает питерский дождичек, слабый, но ровный ветерок чуть шевелит кончики травинок. Чутьистое легашачье утро! Все в сборе: эксперты, участники и зрители. В матчевой встрече принимают участие по четыре собаки от породы. Мы с Норкой выступаем предпоследними. К этому времени становится известно о командной победе английских сеттеров. Все это распрекрасно, но к нам в настоящий момент не имеет никакого отношения; стараемся сосредоточиться на работе, и только на ней. Первого дупеля работаем среди таких немыслимых колдобин, что показать быстрый ход не удается. Однако дальность отличная, тянет даже на диплом 1 степени. По второму Норка стает не столь далеко, успев все же показать перед этим неплохую резвость и стиль. Время, затраченное собакой на работу в поле, всего 14 минут. Результат: диплом второй степени с суммой балов 81 и второе место в личном зачете! Главный эксперт Нина Александровна Шарова удивлена: “Ваша собака не только хороша экстерьерно, но и прилично работает!” А далее следует судьбоносная решающая фраза: ”Если хотите, то мы подберем отличного кобеля для вязки с Вашей красавицей, ждите!”

 

III.

 

Летне-осенняя охота 2005 года с Норкой сложилась очень успешно: были и тетерева, и бекасы, и гаршнепы, и коростели. Особенно хорошо собака работала по осенним вальдшнепам; и хотя мы так и не дождались высыпки, однако 35 пестрых лесных долгоносиков – неплохой результат! При этом почти каждый день в сознании всплывали слова Нины Александровны о будущем племенном кобеле для Норки. “Как все сложится? Будет ли кобель достаточно хорош для нашей любимицы?” Эти и многие другие вопросы в различных комбинациях беспрерывно вертелись в моей голове. Наконец в октябре пришло сообщение из Секции английских сеттеров Московского общества охотников и рыболовов с предложением повязать Норку с молодым и перспективным кобелем из Подмосковного города Жуковского по кличке Лорд-Нестл (владелец Александр Костяев). Конечно же, я постарался узнать побольше об этом кобеле. Выяснилось, что собака чистокровная, рабочая, имеет отличный экстерьер, а также дипломы второй и третьей степени, и, что особенно привлекло внимание, очень стильная. Что ж! Можно подавать заявку в План вязок нашей Секции. В декабре 2005 года План вязок был утвержден; Норка получила основным “женихом” Лорда-Нестла. Забегая вперед, нужно отметить, что через полтора месяца после свершившейся вязки Лорд стал полевым чемпионом. В нашей Секции многие спрашивали: “Как ты угадал будущего чемпиона?” А ведь это не я угадал, а друзья – селекционеры из МООиРа, за что им низкий поклон.

 

 

 

IV.

 

 

 

После многочисленных телефонных разговоров с владельцем кобеля и совместного решения многих сопутствующих вопросов переходим в режим ожидания начала пустовки. По мере приближения этого события подчитываем с Татьяной необходимую литературу, вспоминаем, как все происходило раньше, с другими нашими суками. Наконец, к концу марта 2006 года отмечаем по изменившемуся поведению Норки начало долгожданного периода. Собака часто точечно присаживается по малой нужде, делая пахучие отметки для кобелей, обнюхивает в свою очередь и их пометки. Приближается начало течки; не пропустить бы! Начинаю готовить документы для вязки. Не знаю, как в других организациях, а в нашей, чтобы получить весь пакет документов для вязки с кобелем, да еще из другого города, надо семь потов пролить и выложить довольно приличную сумму. То то не так, то это, но всему бывает конец, завершились и наши мытарства; документы готовы.

Параллельно возникает еще одна извечная проблема, волнующая всех владельцев – заводчиков: определение срока вязки. Очень не хочется промахнуться со сроками, иначе может просто не быть щенков, что, конечно же, будет ужасно; собака потеряет год, да и в Секции могут больше вязки не разрешить. Всем известны два основных способа определения срока вязки. Один опробован нашими предками - заводчиками на протяжении многих лет племенной практики; в этом случае после наступления течки (отмеченной капельками крови) отсчитывается известное количество дней (обычно 11 – 12), параллельно для более точного определения срока вязки следят за поведением суки (реакция на кобелей), а также следят за выделениями из петли (становятся ли прозрачными) и за самой петлей (мягкая ли). Если все эти факторы в наличии, то сука готова к вязке. Во втором случае, более продвинутом, срок вязки определяется по анализу взятого у суки мазка. Что ж, оставив первый, хорошо известный нам способ, в качестве резервного, решаем (кстати, впервые) сделать анализ мазка. На пятый день от начала периода течки обзваниваю ветеринарные поликлиники для проведения этой самой процедуры. Выясняется, что далеко не каждая ветполиклиника в состоянии провести анализ. Нахожу нужную. Спрашиваю по телефону: “Можете ли по одиночному анализу мазка достоверно определить срок вязки?” Звучит более чем обнадеживающий ответ с обязательным уведомлением о стоимости данной услуги. Едем. Сдаем мазок. Через несколько часов звонок с результатами анализа: “Вы знаете, вашу суку надо вязать обязательно завтра, иначе будет поздно!” В небольшой панике (“Как это завтра – ведь только пятый день?!”) звоню еще в две поликлиники, снова срочно договариваюсь на анализ мазка. Получаю совершенно разные результаты: вязать через пять дней; вязать через десять дней. Что интересно, в первой поликлинике ушлые ветеринары подробно выспросили у меня о дне начала течки... Надо ли объяснять, что мы приняли решение следить за нашей собакой по первому способу. Думаю, что второй способ тоже неплох, но (что очевидно) невозможно по одиночному анализу сделать достоверный прогноз; необходимо проведение нескольких анализов.

 

V.

 

По нашим подсчетам, 12-й день приходится на субботу; это хорошо – все необходимые люди будут на месте (надеюсь). Не рискуя ехать в автомашине по почти зимней дороге из Питера в Жуковский, беру билет на скорый московский на пятницу. Медицинская справка сделана, однако дополнительно выясняется, что собаку разрешено провозить только в тамбуре или в последнем отделении общего вагона. А у меня-то плацкартный! Да и купе в середине вагона. Счастливый случай спускается к нам в форменной фуражке; проводница любит собак и не будет препятствовать милой собачке, тем более едущей к жениху “по делу”. Оставив в стороне некоторые незначительные мелкие трудности путешествия (к примеру, выйти с собакой по нужде можно только в Бологое, где спуск с перрона сразу и не найти, а на асфальте и бетоне культурный английский сеттер ни за что... не бомж ведь!), очень рано утром, мятые, с ног до головы в шерсти (конечно же, именно сейчас Норке вздумалось линять!), высаживаемся и направляемся к известному памятнику на Ленинградском вокзале для встречи с нашими хорошими московскими друзьями Димой и Сережей. Что бы я делал без них?! Приютили, обогрели... Дважды, потратив на нас с Норкой свои выходные, Сергей возил нас на своей машине в Жуковский. В конце нашего московского посещения, уже прощаясь на перроне, Сережа признался, что за эти два дня он стал настоящим инструктором по вязке собак!

Встреча собак в Жуковском прошла на высшем уровне. Через десять минут после взаимного знакомства людей и собак наши племенные собачки уже застыли в плановом замке (при этом почему-то мне вспомнилась известная композиция скульптора Мухиной “Рабочий и колхозница”... К чему бы это?). Все свершилось по любви, нам с Михаилом Крысановым (владельцем Артемиды-Нестл - матери Лорда-Нестла) почти и помогать не пришлось.

Конечно же, по всем теориям контрольную вязку надо было бы делать через день – два, но времени на это у нас нет; билеты взяты на вечер воскресенья. Поэтому вторую вязку производим в день отъезда. Все проходит так же благополучно. Сердечно прощаемся с “представителями” кобелиной стороны и отбываем на вокзал. Кстати, с оформлением Акта вязки со стороны организации, представляющей кобеля, никаких трудностей не было; к концу воскресных “событий” в Акте красовались все печати и подписи.

Надо же так удачно всему сложиться, что и другая, “обратная” проводница не только любила собак, но и сама имела эрдель-терьера! Добираемся до Питера в лучшем виде, где в пять часов утра попадаем в цепкие “когти” питерского таксиста – частника. Дожидаться трамвая и ехать с пересадками до родной Сосновой поляны нет сил...

 

VI.

 

Что ж, впереди 63 дня! Это большой срок. Через месяц уедем с женой на дачу, там и щенки, надо думать, появятся.

Первый месяц в Питере проходит без видимых изменений в поведении будущей матери. Для нас же это был месяц окончания всяких городских работ, подготовки к летнему сезону, а также штудирования кинологической литературы по содержанию щенной суки, щенению и содержанию щенков. Литературы по этой тематике издано в изобилии, однако дельных советов не так уж и много. Позволю себе назвать ту литературу, которая в большей или меньшей степени нам помогла:

1. А. Баранов. “Здоровье вашей собаки”. М., МПИ, 1989.

2. Г.А. Вахрамеева. “Разведение собак”. СПб, “Композитор”, 1993.

3. Н.А. Зворыкин. “Избранные произведения”. М., “Физкультура и спорт”, 1955.

4. Д. Карлсон, Д. Гиффин. “Домашний ветеринарный справочник для владельцев собак”. М., Центрполиграф, 2002.

5. Е.Е. Коваленко. “Размножение собак”. СПб, СПбГУ, 1993.

6. В.Н. Зубко. “Все о собаке”. М., “Эра”, 1992.

7. Э. Лаверак. “Сеттер. История, разведение, болезни, натаска, охота”. М., Аквариум, 2003.

8. Е.Н. Мычко. “Поведение собаки”. М., Аквариум, 2003.

9. М.Я. Халеев. “Советы охотнику – собаководу”. Лениздат, 1990.

10. М.Я. Халеев. “Владельцу легавой собаки”. СПб, “Духовное просвещение”, 2001.

11. Х. Хармар. “Собаки и их разведение”. Минск, 1992.

12. А.Э. Айрапетьянц и др. “Охотничьи спаниели Санкт-Петербурга”. СПб, СПбГУ, 2005.

13. Лев Ваксель. “Руководство для начинающихъ охотиться с ружьемъ и легавой собакою”. С.-Петербургъ, Типографiя Гогенфельденъ и Ко, 1876.

Недели через две от времени вязки захожу в ветполиклинику, интересуюсь на предмет УЗИ. Пожилая ветврачиха не советует (что очень странно!); по ее словам, это может повредить щенкам: “Вы знаете, как они боятся ультразвука? Как они пытаются закрыться лапками от надоедливых сигналов?!” После таких слов, естественно, я не стал делать Норке УЗИ; что будет, то и будет...

Наконец наступает 15 апреля – долгожданный день отъезда в наши пока еще лесные дебри. Переезд происходит как обычно: машина набивается под завязку всем необходимым, и, задевая задником о неровности питерских, разбитых зимой дорог, медленно выруливает на мурманку. Пару сотен километров, и все – приехали!

Итак, апрель 2006 года. На крутом, поросшем деревьями берегу Большой Реки виден дом. По реке, ломая прибрежный ивняк, с шелестящим шумом идет лед. Огромное голубое небо полно гогочущих гусиных стай...

В мае, ближе к моменту щенения, к нашей маленькой пока семье присоединяется шестилетняя внучка Соня. Это большая радость для нее и для нас. Сонька тут же включается в работу по обеспечению подготовки Норки к щенению. Отлично читая уже с четырех лет (бабушка выучила), энергичная и любознательная девочка подробно знакомится со всей методической литературой и тщательно проверяет “Список необходимых предметов и лекарств”, подготовленных нами для приближающегося процесса. Молодые заводчики могут составить подобный список самостоятельно, прочитав вышеприведенную литературу. Вместе с внучкой выстригаем у Норки шерсть на груди у сосков и под хвостом, однако не очень прилежно, за что нам маленько влетает от аккуратистки Татьяны.

Времечко катится, и вот уже вечер за несколько часов до щенения. Мы – все внимание. Все - таки 63-ий день! Пьем чай, Норка лежит рядом на боку, дышит тяжеловато. Очень заметен выпирающий большой живот, на поверхности которого время от времени появляются бугорки, холмики и даже небольшие горные хребты, так же быстро и опадающие. Собака неловко и трудновато поворачивает голову и удивленно смотрит на все это безобразие. В общем, полная идиллия! Вдруг Сонька как закричит: “Воды отходят! Воды отходят! Ура!”

Мы посмотрели, и точно – воды, надо думать, уже отошли (судя по большой растекающейся луже)...

 

 

VII.

 

Вот и наступил самый серьезный момент, после которого наша жизнь резко изменилась. Укладываем Норку на бок в ее гнездо. Собака не сопротивляется, тяжело дышит, смотрит на нас несколько укоризненно и вместе с тем жалобно. Мне (совершенно не к месту и даже несколько кощунственно для Льва Николаевича) почему-то вспоминается взгляд княгини Болконской в сходных обстоятельствах: “Что вы со мною сделали?!” А вообще-то начало щенения протекает как обычно: тут и тяжелое дыхание, и потуги, и все то, что в литературе описано самым подробным образом. Наконец, несколько трудновато, появляется голова первенца. Он идет в оболочке, головой вперед. Помогать при этом не приходится; все протекает вполне естественно, однако для Норки появление щенка является настоящим потрясением. Какое там перекусывание пуповины – щенок в оболочке и на пуповине волочится за рычащей матерью. Вмешиваемся в процесс: успокаиваем Норку, снова ее укладываем и – быстрей, быстрей – хватаемся за малыша. Вначале разрываем плодную оболочку. Надо сказать, что к этому моменту в алгоритме наших действий у нас было теоретически и на основе прошлого опыта выработано решение трех серьезных проблем: что делать с пуповиной; как помочь щенку в случае его ослабленности; сколько последов надо дать съесть матери.

Про пуповину. В одной литературе рекомендуется перерезать пуповину ножницами и затем перевязывать, в другой – мать сама перекусывает, а в третьей – пуповина обрывается вручную, причем кровь и живительные соки, проистекающие от матери к щенку, необходимо сцедить в направлении к щенку. Мы поступили и поступали с каждым следующим щенком по третьему способу, так как Норка наотрез отказалась перекусывать пуповину, а перерезание ножницами нам никогда не нравилось; кто же в дикой природе перерезает, к примеру, волкам и лисам?

Теперь о слабости. Ранее, так же, как и все заводчики, мы имели случаи рождения щенков ослабленных. Не рассматривая возможной патологии суки - производительницы, самой вероятной причиной такой ослабленности является слишком продолжительное нахождение щенка в плодной оболочке после рождения. Поэтому, если сука сама не разрывает оболочку, необходимо сделать это своими руками. А затем рекомендуется прочистить носоглотку новорожденного тряпочкой или марлей. Однако, вспоминая прошлые щенения наших сук и сук друзей-собачников, несмотря на всю эту необходимую и быстро проделываемую работу, все равно имелись случаи появления слабоватых щенков.

С норкиными щенками мы применяем другой метод, который прочитали в одной их старинных книг: после вскрытия пузыря еще до отделения пуповины захватить губами (своими!) нос и (по возможности) рот щенка, сделать энергичный вдох, вобрав в себя всю слизь и мокроты щенка. Потом, естественно, можно и сплюнуть (если случайно не проглотите!). Ну и конечно же, именно мне, а не жене, приходится все это со щенками проделывать: ведь я таксидермист, а представителям этой профессии часто приходится выделывать и не такие штучки. К тому же я и рыбак, а как известно, рыбаки (если они настоящие) совершенно спокойно берут в рот червей и другую насадку, пока перевязывается крючок или еще чего-нибудь происходит... Короче говоря, все это я делал почти с каждым щенком.

Надо было видеть их так сказать “пробуждение” от вялости! Я как будто включал в них некий механизм безусловных рефлексов, переданных по наследству: дыхание, сосание, то есть все то, что стойко позволяет обеспечить новорожденному щенку начало жизни. Некоторые щенки, еще связанные пуповиной с матерью, ползли к соскам и сосали! Эти самые безусловные рефлексы прямо на наших глазах обрастали приобретенными условными рефлексами; щенок запоминал запах матери, быстро (уже через несколько часов) учился отыскивать более молочные соски.

При появлении каждого следующего щенка предыдущего мы перекладывали от матери в коробку, где его ожидала под шерстяным платком теплая грелка.

В течение первой половины ночи 28 мая родилось 6 щенков: 5 кобелей и только одна(!) сука. Затем наступило некоторое затишье, во время которого Норке удалось немного выгуляться и попить. Через час собака снова заволновалась, снова начались схватки, и Норка родила еще двух щенков. Живот опал, более щенков не прощупывалось. Занимаясь новорожденными, мы с удовольствием думали, что 8 щенков – это нормально, даже очень хорошо, и что удастся их выходить здоровенькими, ну и т.п.

Кстати, к этому времени мы дали возможность Норке съесть два последа. Больше, как она не старалась, подобного “деликатеса” не получила.

Однако собачья реальность не позволила нам расслабиться: снова начались потуги, и один за другим, очень быстро, в течение 10 – 15 минут Норка родила еще трех щенков! Как из пулемета! Последнего щенка собака произвела стоя. Ни у какой нашей суки до этого такого щенения не было. Кстати, щенение стоя происходило наиболее легко. То ли это потому, что последний, то ли потому, что стоя, – не знаю, привожу это только как факт.

81627e091b4dВсего родилось 6 кобельков и 5 сучек. Надо ли говорить, что мы были в некоторой расстерянности?

Щенки появились на свет ровными и сильными. Не удивительно, что мы даже и не подумали уменьшить их количество. Через несколько месяцев, когда мы основательно засели с несколькими щенками (об этом позже), “доброжелательные” собачники заголосили: “Мы же предупреждали, что надо было оставлять 7 или 8! Вот теперь и расхлебывай!” Однако после актировки щенков один из участвующих в этом мероприятии экспертов, расхваливая норкин выводок, проговорился, что ему пришлось изменить свое мнение по обязательному сокращению количества щенков большого помета.

Но мы слегка отвлеклись от “производственного” процесса, который в это время шел своим чередом. Норка, успокоившись, самозабвенно облизывала вновь и вновь поступающие к ней маленькие существа, подлизывала уже мокренькие зады, и ничего не имела против их молочной диеты.

Нам же пришлось в темпе решать множество неотложных вопросов. Таблица предварительных записей была составлена заранее; теперь пришла пора ее заполнять. Номера щенков, пол, рисунок характерных пятен, вес, подвижность, телосложение, рефлекс сосания – вот основные данные, вошедшие в таблицу. Приведу для примера одну из записей:

“№5; кобель; черно-крапчатый, левый монокль до уха, правый монокль с кусочком уха; 300 грамм”; подвижный; телосложение в норме; сосет хорошо.

Но ведь как-то надо было и назвать молодежь, хотя бы предварительно; в эдакой ораве можно и запутаться! Это не было сложно: клички сразу же как-будто к ним прилипли:

№1 – Первачок (родился первым, однако и с намеком, кто понимает...);

№2 - Пискун (сразу запищал);

№3 - Малышка (относительно других показалась нам несколько поменьше);

№4 - Четвертачок (родился четвертым);

№5 - Очкарик (на каждом глазике по моноклю);

№6 - Шесток (родился шестым);

№7 - Пипетка (раньше других поняла, как обращаться с пипеткой для прикорма);

№8 - Невертити (очень красивая сука, отсюда – похожая на Нефертити, но ужасная вертушка);

№9 - Пупков (родился с оторванной в утробе матери пуповиной);

№10 – Партизанка (мы не заметили, как она родилась);

№11 – Лайка (только родившись, сразу начала лаять).


 

VIII.
 

 

“Когда ладная сука кормит недавно прозревших щенят и облизывает их по очереди, бережное отношение матери радует хозяина, так как оно соответствует его заботам о щенках”

Н.А. Зворыкин. “Избранные произведения”. М., Физкультура и спорт, 1955.

 

Несколько утренних часов прошло более – менее спокойно. За это время мы обдумали порядок кормежки щенков. Не знаю, как у других сук, а у нашей в наличии было всего 10 сосков, а ребятишек то 11; как быть? Ясно, что нужна очередность. Для этого сделали пометки зеленкой в виде небольшой точки на спинках у шести первых щенков. Таким образом появились две очереди из шести и пяти щенков. В дальнейшем эти пятнышки пришлось много раз подновлять.

Следующие наши действия мы по возможности увязывали с особенностями собачьего поведения. Так, мы постарались учесть активность щенков в течение суток; ведь известно, что у собак биоритм другой, чем у человека, особенно характерны утренняя и вечерняя активность. Норка за время нашего совместного существования как-то постаралась подладить его (биоритм) под хозяйский, однако совершенно идентичен он не стал. Надо было учесть и более ускоренный темп собачьей жизни; собака не может долго лежать, одновременно сохраняя рабочий тонус мышц.

Возникли и такие, казалось бы, элементарнейшие вопросы, например: как уберечь маленьких щенков от возможного придавливания их матерью? как учитывать прибавку в весе или, наоборот, малозаметное отставание?

И, наконец, нам очень хотелось попробовать улавливать малейшие изменения в организме и поведении щенков по мере их взросления, а для этого необходимо было осуществлять непрерывное наблюдение за щенками.

Для решения первого вопроса в созданном ранее гнезде по его периметру на высоте примерно половины толщины материнского тела я набил деревянную планку. Понятно, что маленький щенок, находясь под прибитой планкой, не мог быть прижат “уставшей” материнской спиной.

Для учета веса щенков мы установили обязательное ежедневное взвешивание на достаточно точных весах (до 3 кГ, точность +- 5Г). Взвешивали утром около 9.00. Мы заносили в график еще и средние веса, а также среднюю прибавку в весе. Такое скрупулезное ведение графика очень помогло; нам удавалось отслеживать малейшие потери прироста веса некоторых щенков и во-время принимать меры. Так, в течение первых шести дней отставала в привесе Малышка, затем в течение недели Невертити, потом немного Шесток. Усиленно подкармливая именно этих щенков, мы ликвидировали отставание. Все эти меры привели к тому, что к концу первой недели щенки удвоили вес, а к концу первого месяца вообще получились прекрасные результаты: средний вес щенков составил около 2,4 кГ при разбросе весов всего в 300 Г.

Так как щенков у Норки родилось много, пришлось нам помогать матери массировать щенкам животики: у сучек – пониже хвоста, у кобельков – рядом с пупком. Чтобы Норка лучше лизала щенков, мы мазали им животики сгущенкой.

Для непрерывного наблюдения за щенками мы с Татьяной договорились делить ночные часы примерно пополам; один спит в нормальных условиях часа 4, а другой находится рядом со щенками, постоянно контролируя их состояние. Все то, что удалось заметить и записать, составило довольно большой объем интересных данных. Собранная информация представляет собой в основном ежесуточные описания событий качественного характера, хотя удалось получить и некоторые количественные данные. К сожалению, все их преподнести читателю не получится, однако основные выводы, наверное, необходимы. Тем более, что опубликованных данных по большим пометам крайне мало.

Вообще все то, что происходило с нами и собаками в это интереснейшее и труднейшее для нашей семьи время, я воспринимал (надеюсь, что и Татьяна так же), как удивительное приключение, сходное, ну, хотя бы с экспедицией по изучению поведения экзотических животных! Настроение было все время приподнятое, что позволяло довольно легко бороться с бессонницей и прочими трудностями.

 

 

IX.

 

Самым первым инструментом, которым пользовались щенки, конечно же, было обоняние. Мы проследили, как, взяв за начало привычный запах матери, запах ее молочных сосков, щенки по мере развития научились ориентироваться во всем огромнейшем мире “собачьих” запахов, причем в конце периода нашего с ними общения все остающиеся у нас к тому времени щенки научились по-своему использовать и верхнее чутье, что равнялось, как мне кажется, сданным на “отлично” экзаменом своеобразной “начальной собачьей школы”.

Пока щенки еще не прозрели и ничего не слышали, огромную роль играли вибриссы (усы и многочисленные щетинки на морде и голове) как аппарат осязания. Может быть потому у щенков вибриссы всегда длиннее, чем у взрослых собак, что у щенка осязание наряду с обонянием составляют наиболее необходимые “приборы ночного видения”?

На 10-12 день щенки стали видеть и слышать, то-есть получили еще два изумительно точных инструмента познавания мира. Еще через неделю они научились достаточно уверенно пользоваться этими инструментами. Применяя зрение, щенки на достаточно большом расстоянии отслеживали движущиеся предметы; было уморительно наблюдать, как уже после пятнадцати дней жизни щенки подкрадываются к ползающим мухам, а, начиная с трех недель, делают по ним стойки! Поражало также их возможность различать предметы в сумерках, при очень сильном недостатке освещенности. Что касается слуха, то щенки очень точно определяли место какого-либо звука и дальность до него; так, много раз было замечено, что некоторые щенки, находясь в вольере, четко поворачивали голову на звук упавшей с сосны шишки, более того, совершенно точно находили именно ее, двигаясь кратчайшим путем, постепенно опуская голову, пока нос не уткнется в шишку.3661445a22a7

 

В период от двух до трех недель щенки научились ходить и стали “разбегаться”. Подросшие щенки (а к концу августа у нас все еще оставались 4 кобелька) много играли, затевая шутливые драки и “догонялки”. Иногда на полном “скаку” щенок, не рассчитав скорость, врезался в доски ограждения, причем, на наш взгляд, очень сильно, однако тут же вскакивал и мчался дальше. Так на практике мы убедились в низком пороге болевой чувствительности щенков в области груди, шеи, головы. А вот в драках все щенки без исключения берегли живот и ноги. Самым изобретательным в старании схватить однопометников за ноги был Пупков. Этот “субъект” не только был самым активным из всех и так достаточно активных щенков, но и самым любознательным, и самым быстрым; он первым сделал стойку по трясогузке, он первым стал пользоваться верхним чутьем при причуивании миски с едой, и т.п...(далее можно приложить длинный список).

Примерно к третьей неделе почти все щенки научились различать наши голоса и интонацию; мне кажется, что некоторые, наиболее “продвинутые” щенки даже улавливали выражение наших лиц, в частности – улыбку. В свою очередь мы тоже научились понимать ту информацию, которую щенки передавали друг другу, матери и нам через своеобразные позы, положение ушей, виляние хвостом, выражение морды. Таким образом осуществлялся обмен информацией.

С начала подкормки, примерно с двухнедельного возраста, мы совмещали подачу корма и стук ложки по миске, а затем ввели и подзывающий свист. Тем самым мы добились, что условный и безусловный рефлексы совпали по времени. В дальнейшем подзыв по свистку облегчил работу со щенками для новых владельцев (проверено путем опроса).

adf5b55704dcКстати, предлагаем хороший рецепт подкормки, который можно применять даже сразу после рождения щенков (в случае недостатка молока у матери). Может быть, он и не нов, но нам здорово помог. Готовили смесь: 2/3 стакана 10%-ных сливок + 1 желток + 1 чайная ложка 5%-ной глюкозы или 1/3 чайной ложки сахарного песку. Наливали смесь в бутылочки из-под пенициллина, надевали соски, проколотые тонкой иглой, и ставили бутылочки в кастрюльку с горячей водой, нагревая их до температуры парного молока.

 

С самых первых дней мы старались приучить щенков ходить для моче- и другого отделения на газеты, положенные в гнездо и заменяемые по мере использования, к чему все щенки довольно быстро привыкли, причем подкрепляемый достаточно часто условный рефлекс стал исключительно устойчивым. Это подтвердилось не только благодарностями от владельцев (от владельцев Пипетки и Малышки), но и таким, несколько курьезным, случаем. В сентябре с двумя оставшимися кобельками (Пупков и Шесток) мы приехали на пару дней в Питер. Щенки быстро освоились с обстановкой в городской квартире, но ни по большой, ни по малой нужде ходить не желали, пока мы не вспомнили про газеты, и как только их положили, произошел “вселенский потоп”!

Молока у Норки было очень много; щенков она кормила почти до трех месяцев (конечно же параллельно с подкормкой), и о такой проблеме, как угроза мастита, мы вообще не думали. Чтобы подрастающие щенки не царапали мамкин живот, нам приходилось еженедельно подстригать щенкам коготки на лапах. Некоторые собачата сильно вырывались, однако всем без исключения приходилось выносить трудоемкую процедуру по удалению белых кончиков быстро растущих маленьких остреньких коготков.

С двух недель мы стали выносить щенков во двор на травку и солнышко. Сначала мы проделывали это по утрам, когда солнце не было еще жаркое, затем время прогулок увеличивали и даже позволяли Норке кормить их в тени. Примерно в это же время мы начали приучать щенков лакать из блюдцев, причем у каждого сначала было отдельное блюдце. Забавно было наблюдать за процессом выноса щенков. В первое время я выносил щенков в коробке за два раза, затем, по мере их роста, количество “выносов” увеличилось до трех, потом до четырех, затем до пяти; да и выносил я их уже не в картонной коробке, а в больших плетеных корзинках. К двум месяцам щенки по свистку скатывались эдакими “колобками”со ступенек крыльца и норовили разбежаться “по интересам”, поэтому и встал во весь рост вопрос возведения вольеры.

К трем неделям у щенков начали появляться молочные зубки. В это же время мы перешли на подкормку щенков из общих тарелок (одна тарелка на 4 щенков). Примерно в это же время мы начали подкормку щенков мясом и прочей достаточно твердой пищей. Также начали практиковать долгие прогулки с Норкой (час и более), оставляя щенков без материнского присмотра. Да и сама Норка к этому времени стала довольно часто оставлять щенков и приходить к ним только покормить или поиграть.

Зная из своей практики, что щенение и кормление щенков сильно влияют на шерстный покров суки, вплоть до облысения, мы постарались подобрать правильную кормежку в этот ответственный для суки период. Давали с едой молодую крапиву, много кормили рыбой, как морской (путассу была регулярно в деревенском магазинчике), так и речной (щук и окуней сами ловили). Подобрали также и соответствующую минеральную подкормку, естественно, с кальциевыми добавками. Чаще вычесывали. Много гуляли, а с началом охотничьего периода – постепенно увеличивали физическую нагрузку. Все это принесло прекрасные результаты: Норка не потеряла ни грамма шерсти, осталась в прекрасной физической форме, у нее не было ни кариеса, ни зубного камня, ни мастита...


X.

 

Примерно к десятому дню жизни наших питомцев мы наконец-то сформулировали главную идею наших “изысканий” - постараться проследить онтогенез поведения (процесс индивидуального развития), чтобы вразумительно рассказать будущим владельцам об особенностях становления психики их будущих мохнатых товарищей. Конечно же, мы не собирались выработкой каких-то критериев облегчить тем самым отбор питомцев, хотя сама по себе эта задачка довольно интересна. Из теоретической литературы, а также на своем опыте, на опыте наших друзей-собаководов, мы знали, что разработать комплекс критериев отбора для щенков почти невозможно; обычно выбор щенков производится по родословным документам плюс интуиция, ну и еще пара проверок, пришедших к нам от предков-собачников.

Однако Н.А.Зворыкин отмечает, что разные особенности характера начинают проявляться у щенков в достаточно раннем возрасте. Он пишет: “...при внимательном наблюдении различается: самостоятельность, зависимость, выдержка, рассудочность, серьезность, бестолковость, суетливость, подвижность, угрюмость, флегматичность, ласковость, подхалимство, хитрость, смелость, робость, недоверчивость и т.п.” Далее он раскрывает каждую особенность как перспективу поведения будущего товарища по охоте. Но и он замечает, что “полевое первенство зависит чаще от скрытой еще на долгое время силы чутья”.

По И.П.Павлову известны 4 типа высшей нервной деятельности: слабый (меланхолики); сильный, уравновешенный (сангвиники); сильный, уравновешенный, инертный (флегматики); сильный, возбудимый, безудержный (холерики). Конечно же, нас очень привлекала задача выявить, по возможности, к какому же типу принадлежат наши песики. Одновременно мы понимали, что можем сравнивать щенков только друг с другом, то-есть внутри нашего помета. А известные авторы вообще считают, что на ранней стадии таких проверок (в щенячьем возрасте) можно только оценить общее соответствие поведения породному типу. В частности, Е.Н.Мычко пишет, что «…щенков с резкими отклонениями в поведении ничтожно мало”…, что известна масса примеров позднего включения таких закрепленных комплексов, как охотничье поведение...; напоминает она также и про известные случаи позднего созревания охотничьих собак...

К полутора месяцам нам удалось выяснить, что все щенки обладали достаточно уравновешенной нервной системой: легко переключались от возбуждения к торможению и обратно. Но какова же у щенков сила нервных процессов?

Известно, что силу нервных процессов можно определить, поместив сначала щенка в незнакомую обстановку, а потом, дома, предложить ему поиграть. Щенок со слабой нервной системой не может переработать большой объем новой информации, будет ею перегружен, поэтому становится вял, апатичен. Щенок с сильной нервной системой, даже если он боялся нового, будет играть с удовольствием. Большинство оставшихся к двум месяцам щенков имели сильную нервную систему. Особенно этим отличались: все тот же Пупков, Первачок, Четвертачок, Очкарик и Шесток – эдакая “великолепная пятерка”! Когда у нас остались два последних кобелька, мы, поскольку надоело сидеть дома, предприняли небольшое автомобильное путешествие на живописное Савозеро, расположенное в 20 км от города Лодейное Поле. Там щенки впервые познакомились с водой, затем был сосновый лес, переезд на автомашине... Когда мы вернулись к вечеру домой, уставшие Пупков и Шесток с громадным удовольствием играли в мяч, палочки и догонялки.

 

79b457ef56fcОднако, готовя щенков к жизни у новых владельцев, мы понимали, что маленьким щенкам нельзя предъявлять задачи не по их силам, иначе могут не сработать защитные механизмы и произойдет срыв высшей нервной деятельности. И, конечно же, тут как тут услужливая память подкидывает характерный пример из практики общения с друзьями – охотниками. Вспоминается совместная прогулка по нашему Сосновополянскому парку с соседом - ирландистом. Мы оба с собаками: он с молодым двухлетним кобелем, я – со своей Норкой. Его кобелек пока без дипломов; это очень раздражает хозяина, который привык к хорошо и рано принимающимся работать сукам. Гуляем... Кобелек непослушен; хозяин много кричит, свистит, а кобель носится за птичками, и вообще развлекается, как может. Наконец хозяин, крича “Ко мне!”, ловит кобеля, берет его на поводок и... лупит со всего маха ногой по заднице... Ужас... Норка жмется к моим ногам, растерянно смотрит на меня; стресс обеспечен не только ей, но и, пожалуй, мне тоже. Пять минут спустя хозяин снова отпускает кобелька, и все повторяется... Только собака уже совсем не подходит к хозяину, полностью игнорируя его крики. Не знаю, как там у него (у кобеля) в настоящее время с нервной системой, однако хозяин до сих пор (август 2007 года) собаку на диплом не поставил.

Зная, что почти все будущие владельцы щенков будут с ними охотиться, то-есть стрелять из под них дичь, примерно с месячного возраста мы начали приучать щенков к звукам: сначала это были легкие хлопки в ладоши, звук ломаемой сухой ветки, затем постепенно мы увеличили силу звуков, а также их разнообразие. В результате проделанной работы щенки совершенно не боялись ни стука захлопываемой двери, ни выхлопов автомобилей, ни даже довольно частых в тот год гроз. И как же приятно нам было потом – через несколько месяцев – узнавать, что буквально все щенки не боятся ни выстрелов (кто преуспел уже в натаске и дрессировке), ни других громких звуков! Робких щенков в нашем помете не было.

Делалась проверка и на сообразительность. Во время кормежки и взвешивания мы помещали еще слепых щенков на стол. Подползая к краю, все суки и часть кобелей соображали, что падать со стола в пустоту не следует. Старые и опытные собаководы считали, что именно такой проверкой определялась “профпригодность” охотничьей собаки.

Интересны результаты и другого опыта, доказывающего проявление рассудочности щенков в сложной ситуации. Мне неднократно приходилось наращивать доски вольеры вверх, чтобы щенки не перелезали через нее. И каждый раз несколько одних и тех же щенков быстрее всех других осваивали способы преодоления “подросшей” преграды. Это были Пипетка, Невертити, Партизанка и Лайка. Опять суки были первыми! Но самое интересное произошло потом. Когда к пяти месяцам осталось всего два щенка (все те же Пупков и Шесток), а мне поднадоело увеличивать высоту вольеры, оказалось, что и необходимость этого пропала; подросшие щенки, чуть ли не по грудь возвышавшиеся над верхней доской, считали вольеру непреодолимой преградой и не хотели ни перелезать, ни перепрыгивать! И снова можно говорить о выработке устойчивого условного рефлекса.

Как-то само собой происходили проверки на самостоятельность и инициативу. С самых первых дней жизни самым самостоятельным был Первачок. Подползая к вожделенным мамкиным соскам, этот щенок расталкивал своих братьев и сестер с видом избранного. В дальнейшем, когда Первачок подрос, он всегда отличался от других независимостью; и это была независимость первого и сильного, всеми уважаемого субъекта. Он не играл с другими в “догонялки”, он ... снисходил до этого с высоты своего положения. Самыми инициативными были Пупков, Четвертачок, Пипетка и Лайка. Они первыми исследовали всякие прутики, шишки, травинки и камешки. Они первыми затевали всяческие игры. Они же17ac7e464857 первыми и выдумывали эти самые игры.

Что касается ласковости, то все без исключения щенки, начиная с момента становления их как разумных существ, были очень ласковы, особенно суки, но до подхалимства не доходило никогда.

Для оценки поведения необходимо также отметить, что все щенки все то время, пока находились у нас, были бодры и веселы, играли и радовались жизни.

Мы старались своими действиями и условиями обстановки ни в коем случае не повлиять на свойства характера маленьких щенков, дабы они сохранились и у взрослых собак. Поэтому мы совершенно не наказывали щенков за какие-либо с нашей точки зрения “неправильности” в их поведении, не повторяли беспрерывное “Нельзя!” и т.п.

 

XI.

 

У нескольких щенков после родов мы обнаружили признаки возможной пупочной грыжи. Это получилось по причине рождения щенков с уже оторванной пуповиной (два случая), а также по причине слишком короткого обрыва пуповины (три случая). Чтобы избавиться от этой напасти, мы применили известный способ с пуговицей, только пуговицу мы заменили на круглый кусочек картона с тугим комочком ваты. Весь этот “бутерброд” мы подклеивали к животику щенка при помощи пластыря и медицинского клея. И еще предварительно мы мазали пупок зеленкой. Подвижные щенки довольно быстро обрывали пластырь, но мы очень “дотошно” приклеивали все это снова и снова. Как результат, к трем неделям у всех наших “пациентов” даже и следов от грыж не осталось.

Подросшие щенки активно искали себе новых друзей и новые приключения. Изучая окружающий их многообразный мир, они старались попробовать “на нюх и на зуб” все, что попадалось им “на глаз”. Травинки, прутики, шишки, камешки, резиновые и пластиковые игрушки, деревья, глазки на досках вольеры – вот далеко не полный список их “увлечений”. С восторгом встречали они нас, входящих в вольеру для кормежки или игр. Особенно щенки любили, когда к ним заявлялась Соня; сколько тут было веселой возни и лая! Любили они и приход тех людей, которые относились к ним с уважением. Так вела себя со щенками семья охотоведов Русиновичей из поселка Паша; чувство внутреннего такта и глубокое знание повадок собак позволило им сразу попасть в состав щенячьих друзей. Но не все шло гладко. Уже с самого момента рождения щенков мы были вынуждены отказывать многочисленным знакомым и соседям в их просьбах “взглянуть хоть одним глазком на маленьких щеночков”. К сожалению, многие не понимали, что суку со щенками беспокоить нельзя, что посторонние люди ее нервируют, и она может даже лишиться молока, что было бы для нас настоящей катастрофой. Было много обид. Особенно у родителей маленьких детей. Однако ничего, выстояли...

По мере взросления собачат вырастал и список их врагов. Я имею в виду именно физических врагов, имеющих конкретную материальную оболочку и могущих нанести вред (даже непоправимый) маленьким щенкам. Надо сказать, что наш деревенский дом стоит последним в деревне; дальше только лес и зарастающее поле. Пока щенки были достаточно маленькими, мы с Норкой часто отгоняли от вольеры и сорок, и ворон, и даже зачастившую к нам пару черномазых хищных воронов, обладающих большим “стенобитным” орудием – огромным черным клювом, удар которого мог бы нанести серьезные увечья. В сумерках северных белых ночей в соседнем лесу ухали неясыти, а в августе мы отражали настойчивые атаки ястреба-тетеревятника, облюбовавшего себе наблюдательный пункт на крыше нашей бани. Были и наземные враги. Волков в наших краях всегда было достаточно, а в тот год уже осенью они подъели многих неосторожных деревенских собак и кошек. Много раз по утрам я замечал на нашем участке следы лисы, заворачивавшей к нашей помойной яме на “чудный” запах. От речного заболоченного участка берега к нам довольно часто заползали гадюки. Обученная правильному к ним отношению Норка панически их боялась, но щенки... Одну встречу щенков с ползучим гадом “исключил” сын Антон, вовремя заметив вползающую под вольеру змею. Щенки уже было ринулись познакомиться, как лопата отсекла новому “другу” голову. А в один из дней августа в двадцати метрах от вольеры я увидел серый “резиновый шланг”, почему-то свисающий с лежащей в траве доски. При более подробном изучении шланг оказался толстенной гадюкой, готовящейся произвести на свет маленьких и уже ядовитых гаденышей. Что было бы со щенками, если бы это произошло?!... Лето 2006 года было сухим и жарким, поэтому появилось великое множество ос, шмелей и (что более всего беспокоило) огромных шершней. Укус такого монстра мог закончиться для малыша весьма плачевно. Однако пострадали не щенки, а ... ваш покорный слуга. Совершенно случайно опершись о стену дома, я почувствовал пальцами левой руки неприятное, шелестящее хитином прикосновение. Тут же жало крупного шершня пробило кожу подушки указательного пальца. Я ощутил потрясающую боль. Лет двадцать назад меня кусала молодая гадюка, но в случае с шершнем первоначальный импульс боли был сильнее. Дыхание сбилось. Я ощутил сильнейшее сердцебиение, такое, что мне пришлось принять сердечное лекарство. Через пару часов палец покрылся пятнами, а в подмышках вспухли лимфатические узлы. Боль ощущалась в течение нескольких дней. Можно представить, что было бы со щенком, если бы..., но, к счастью, этого не произошло. Надо ли объяснять, что мы ни на минуту не могли оставить щенков одних?... В такой “боевой” обстановке у нас вырабатывалось к щенкам какое-то особое отношение любви и братства.

 

XII.

 

b7e4bef6eab3Точно в 45 дней сын Антон привез из Питера экспертов для актировки щенков. Так сложилось, что ранее комиссия в том же составе актировала еще один помет, родившийся на три недели раньше нашего. Было очень интересно (и немножко боязно) сравнить результаты, тем более, что в том помете количество щенков было поменьше.

К нашей радости, опытнейшие специалисты (эксперт 1 категории Паршин И.С. и эксперт 3 категории Мясников Г.А.) были приятно удивлены таким жизнеспособным пометом, прекрасно выращенным, с отличными зубами и хвостами. Порадовала и фраза о породной типичности всех без исключения щенков. Особо Игорь Сергеевич Паршин отметил прекрасное состояние суки, выкормившей таких красавцев; также отметил и сильно похудевших хозяев... На наш же вопрос о другом помете комиссия дипломатично ответила, что особенности раннего развития, выкармливания и содержания могут очень сильно влиять на созревание щенков, и что при стандартном актировании в 45 дней физиологический возраст у разных пометов может достаточно сильно различаться. Геннадий Алексеевич Мясников признался, что не ожидал увидеть наш большой помет таким сильным; его вывод был также радостным для нас: он посчитал, что нахождение щенков на природе (много воздуха, солнца, движения и пр.), хорошая и правильная кормежка как щенков, так и матери, продолжительное вскармливание сукой щенков своим молоком, непрерывный уход и наблюдение заводчиков, - все это и принесло такие потрясающие результаты. Немаловажно было также и изначальное здоровье производителей.

После актировки нам пришлось съездить в Питер и получить щенячьи документы на малышей. Причем заранее кинолог дал нам букву, на которую нужно было подбирать клички щенков. Такой буквой оказалась “М”. Не так уж и плохо. Хуже было бы, например, иметь букву “Ц”. Или “Ч”. Поэтому на шестерых к тому времени отобранных щенков мы сразу же заполнили документы; остальным пришлось ждать. А вот двум самым последним “засевшим” у нас щенкам мы дали клички сами. Пришла пора разгласить, вернее будет сказать – идентифицировать предварительные клички с уже окончательными. Вот они:

Первачок заработал кличку МАРТИН и остался в Питере; Пискун стал МИСТЕРОМ ДЖОНСОНОМ и уехал в Череповец; Малышка также осталась в Питере и стала МЭРИЛИН ЮСТОЙ; Четвертачок стал жителем Софрино под Москвой и определился как МАЙК; Очкарик убыл в Смоленск и получил кличку МАРКЕЛ; Шестку, задержавшемуся у нас, мы дали красивую кличку МИРАЖ, в дальнейшем он определил свое жительство под замечательным городом Коломной; Пипетка стала МИСС ДОМИНИКОЙ и уехала в Москву; Невертити превратилась сначала в МАЛЕНЬКУЮ НИКОЛЬ, а затем (окончательно) в НЕГУ и живет в Белоруссии, в Витебске; Пупков получил от нас кличку МАРТЫН (в честь известнейшего питерского полевика Чемпиона МАРТЫНА Мясникова Г.А.) и отправился в Подмосковье, в город Электроугли; Партизанка теперь питерская жительница с кличкой МАРГО; Лайка живет в Москве и имеет кличку МЭГГИ.

 

XIII.

 

2d3d8bed9c5cВот и пришло время раздачи щенков. Однажды вечером, через два дня после актировки, глядя на спящих щенков, внезапно я почувствовал прикосновение еще не произошедшего горя – расставания, я понял, что все, что связано с ними, скоро исчезнет. И никто в целом свете уже не сможет это видеть, слышать или осязать. Это будет существовать только в моей памяти. И на меня возложена громадная задача – помнить и передать другим. По мере пристального разглядывания маленьких существ я понял также, что к ним меня влечет не любопытство, не сюсюкающая слезливая сентиментальность, но чувство более глубокое, более сокровенное – желание их будущей благополучной жизни...

 

По разному сложился для каждого щенка его выбор новыми владельцами. Самой первой взяли Партизанку. Малышка была выбрана еще в месячном возрасте; будущие владельцы специально приехали для этого с дачи из-под Великого Новгорода. А забрали ее четвертой. После этого приехали москвичи и взяли двух сучек: Лайку и Пипетку. Приехавший вместе с ними владелец кобеля-производителя Александр Костяев очень помог этому выбору, а также подобрал кобелька (Очкарика) для Смоленска. Вообще об Александре Николаевиче Костяеве можно говорить только в превосходной степени: он не только помог в подборе многих владельцев, но и в дальнейшем осуществлял большую помощь в становлении их щенков как охотничьих собак. С будущим владельцем Очкарика мы договорились по телефону, что он заберет щенка через месяц; владелец хотел подержать щенка подольше под матерью. Определилась и судьба Четвертачка: мы выбрали его по просьбе Алексея Сорокина. Он также попросил подержать кобелька хотя бы до середины августа. Мы были очень рады будущей судьбе красавчика Четвертачка; ведь он поедет к своему деду – Чемпиону Лель-Нери! Уехала Невертити (Нега) в Витебск. Сын Антон очень старался помочь нам, публикуя объявления о щенках в Интернете. По одному из этих объявлений моментально забрали в Череповец Пискуна.3f2b13b6a601

Таким образом, к концу июля у нас осталось пять кобельков, причем Четвертачок и Очкарик были уже выбраны. Ох уж эта “Великолепная пятерка”! Они сообща выделывали такие штуки, что мы или надрывали животики от смеха, или в отчаянии воздевали руки к небу, моля их “собачьего бога” утихомирить этих сорванцов. Наконец 26 июля забрали в Смоленск Очкарика; стало полегче. 12 августа неожиданно решилась судьба Первачка. Затем еще через неделю настал черед Четвертачка.

aac94dad68a9 969ff9e45fe1

 

 

 

 

И все! Больше заявок не было... Нет, вообще-то заявки были, но из окрестных деревень, от местных охотников или просто людей, прослышавших о “милых щеночках”. Большинство совершенно не представляло, что такое чистокровная легавая собака, как надо обращаться с маленьким щенком и т.д. Некоторые люди на мой вопрос, где они будут держать щенка, спокойно отвечали: “А на цепи!” Красота, да? Естественно, что с такими людьми больше никаких дальнейших разговоров не было...

Прошел август, а с ним и лето закатилось. Потихоньку шел к концу сентябрь. Листва пожелтела и поубавилась. Вода в реке высветлела, темными ночами начал брать на донки налим... Ничего не менялось. Мираж и Мартын (мы их стали называть по-правильному, чтобы клички запомнились) росли, играли, ели, спали в обнимку на одном месте... Мы перезвонили всем знакомым собачникам из разных городов России, послали по электронной почте сообщения в Прибалтику, Украину, Белоруссию, Финляндию. Все было напрасно; заявок на щенков не было по-прежнему... Мы с женой сжали зубы и решили отдать этих прекрасно выращенных щенков только охотникам, как бы долго нам не пришлось их держать.458ac7466d51

В конце сентября совершенно неожиданно случился телефонный звонок из Вологды. Охотник. Есть желание взять щенка, но нет возможности приехать. Срываемся и едем. Что нам 650 км в одну сторону, если человек страстно желает взять будущего друга – помощника! Ехали в ночь по раздолбанной дороге, под проливным дождем, виляя между огромных грузовых фур... Приехали. Очень понравились щенки, особенно живчик Мартын. Однако фраза: ”Сейчас позвоню жене” сильно насторожила. Далее последовали: отказ, извинения и интерпретация известной охотничьей шутки о собаке и жене. Через 10 минут мы уже ехали обратно; что нам 650 км в другую сторону...

Наступил октябрь... В прозрачных перелесках хорошо было стрелять с Норкой вальдшнепов, а у грязных луж – маленьких бабочек-гаршнепов, которых в тот год было довольно много... Мы продолжали ждать. И вот тут произошел долгожданный прорыв! Сын Антон, посетив портал английских сеттеров (www.eng-setter.ru), узнал о фотоконкурсе легавых собак и догадался послать туда фото нашей хулиганистой “двойки”. Почти сразу же откликнулись прекрасные люди из-под Коломны и из Электроуглей. Как же мы были довольны, что наши любимцы попадают к охотникам и будут всю жизнь заниматься любимым делом!

84e0f028d7cbМартына мы провожали до Тверской области, то-есть договорились с будущим владельцем о встрече на половине дороги до Москвы. Расставались со слезами... На обратном пути завернули на полянку перекусить. И здесь сначала Норка сделала стойку по бекасу, а Миражка блестяще ей секундировал, затем и сам преотлично стал по перемещенной Норкой птице. Блеск! Это нам как-то скрасило расставание с Мартышкой.

Миражку мы привезли в Питер, чтобы проводить на поезде в Москву, и далее под Коломну. Симпатичная девушка Люба повезла своему деду-охотнику щенка для услады его охотничьего сердца. Дав ей в руки поводок и посадив в вагон, я тихонько подкрался к окну, чтобы в последний раз посмотреть на нашего дорогого питомца. Я старался это делать скрытно, но не вышло; Миражка заметил и стал тянуться ко мне... Ушел я с вокзала очень расстроенным. Приходила (и неоднократно) мысль оставить последнего щенка себе. Была бы сука, наверное, так бы и сделали...

 

Сейчас, с “высоты” прожитого времени, мне все более и более кажется, что такая передержка (я не нашел более подходящего слова) некоторых щенков (аж до пяти месяцев) в сущности пошла на пользу не только им самим, но и матери. Судите сами: молоко оставалось долго и исчезло постепенно; Норка достаточно много времени успела уделить последним щенкам для их воспитания (при кормежке и в игре); успела кормить щенков, отрыгивая им время от времени еду, а также кормить стоя; иными словами - реализовала свое материнское предназначение, что зачастую недоступно большинству сук-производительниц. Далее: многие щенки успели в общении с людьми сильно продвинуться в социальном отношении; в игре, в приеме пищи, в удовлетворении желания все поисследовать и т.д.

 

XIV.

 

И образовалась у нас пустота, душевная ниша, которую не заполняла ни охота, ни рыбалка, ни книги, ни даже то, что применяет русский человек в печальное для себя время... Тоска маленько сглаживалась только в разговорах с владельцами щенков, когда мы узнавали новости об их жизни и взрослении. Конечно же, очень помогало осознание того, что минимум семь щенков реализуют свое охотничье предназначение, а владельцы двух щенков, понимая ценность чистых кровей, постараются получить рабочие дипломы. К сожалению, жизнь еще двух щенков, похоже, будет протекать вдалеке от охоты, но и они будут, по словесным обещаниям хозяев, много бывать на природе, в общем, станут семейными друзьями.

Некоторые щенки получили в новых семьях четвероногих друзей и даже родственников. О Майке Алексея Сорокина и его дедушке Чемпионе Лель-Нери я уже говорил. Смоленский Маркел получил в друзья аж двух мохнатых дратов, а Мартын – трехлетнего лабрадора, Чемпиона “лабрадорских” состязаний. У Миражки в качестве товарищей образовались два мохнатых кота с томными глазами, а Маленькая Николь (будущая Нега) в Витебске разделила жилье с ирландским сеттером и овчаркой.

Все владельцы в основном были довольны своими воспитанниками; особенно охотники, ранее державшие англичан либо других охотничьих собак. Многие специально звонили с благодарностью за прекрасно выращенных и уже получивших у нас некоторые навыки щенков.

Зима подходила к концу. Щенки взрослели, и у нас настойчиво прорастала мысль повидать их; может быть после этого мы успокоимся, а ниточки, которые дергали и бередили нашу душу, оборвутся... Поэтому мы запланировали поездки и на открытые состязания МООиР в Виноградово 26-27 мая (рукой подать до Коломны и Миражки), и на Всероссийскую выставку в Тверь с надеждой увидеть там своих щенков.

Но сначала мы хотели посмотреть наших питерских щенков от двух вязок на Выводке 31 марта. Таковых щенков в Питере осталось девять (из них три наших).

На Выводку приехали семь щенков (Партизанку – Марго не привезли). Было очень приятно видеть семь прекрасно выращенных, очень породных английских сеттеров. Эксперты Паршин И.С. и Двоеглазов А.С. были в восторге. Александр Сергеевич Двоеглазов сказал позже, что очень давно не видел таких породистых молодых английских сеттеров, и что он по-хорошему завидует нам (сам он занимается многие годы ирландцами). Все щенки получили высшую оценку по младшей группе - “очень хорошо”. Среди сук первой прошла наша Мэрилин-Юста Елены Жуковой, а лучшим кобелем признан опять же наш Мартин Андрея Козлова. Мартин к этому времени превратился в потрясающей красоты кобеля с изумительной линией верха, очень породной головой и шерстным покровом, который не у каждого шоу-кобеля встретишь. Мэрилин-Юста (Устя, как ее по-простому кличут в семье), так же как и Мартин, хорошо растянута, с головой как две капли воды похожей на свою прабабку, красавицу Чемпиона Мирель-Линду II. Ну что же, кажется, мы не промахнулись с подбором племенной пары!

2cbe763f4636Теперь настала очередь Виноградово. Нет нужды подробно описывать сами состязания; о них сообщалось и в “Российской охотничьей газете”, и на сайте МООиРа. Скажу только, что больше половины собак в основном из-за погодных условий были сняты, а состязания выйграл наш “муженек” Лорд-Нестл А.Костяева (80 баллов, Д-II). Норка заняла 6 место (76 баллов, Д-III), что в таких условиях не так уж и плохо. Думаю, что на работу Норки сильно повлиял переезд (1300 км по жаре, 5 часов только по МКАД). Но хватит о состязаниях. Самое главное, что мы повидали не только Миражку, но и Мартышку! Проехав замечательно чистый и красивый старинный русский город Коломну, мы с трудом нашли в одной из деревень близ слияния Оки и Москвы дом, где живут очень милые и гостеприимные люди, с которыми мы моментально сдружились. Миражка очень вырос, возмужал, превратился в настоящего английского кобеля. А голова... Как была она у него самая лучшая во всем помете, так и осталась! В тот день, в который мы приехали, Мираж в соседних лугах сработал пару коростелей, чему был очень рад Леонид Михайлович, его теперешний владелец. А на состязаниях совершенно неожиданно мы повстречали Мартына. И ничего, что первая попытка для него закончилась неудачей; эксперты высоко оценили его стиль, потрясающий азарт и ход на 10 баллов. У него все впереди! Мартышка тоже очень изменился, вольерное содержание у нового владельца выразилось в потрясающем по густоте шерстном покрове, в котором с трудом даже шея прощупывалась. Мы встретили его только что вернувшимся из лугов, наверное, поэтому он показался нам “все еще там, среди дупелей, пребывающим”.


После этих двух встреч мы на самом деле почувствовали облегчение; что-то нас отпустило, мы убедились, что наши любимцы при деле, их очень любят и заботятся.

 

2 июня состоялась Ленинградская Областная выставка охотничьих собак, где экспонировалось 20 английских сеттеров, среди которых были и Мартин А.Козлова, и Мэрилин- Юста Е.Жуковой, и, конечно же, наша Нори-Линда III (Норка), их счастливая мамаша. Мартин уже привычно прошел первым в ринге, опередив как бы невзначай сынишку шоу-кобеля; Устя была второй, но это целиком вина ведущей, не научившей свою собачку правильной демонстрации своего экстерьера. А показать было что: таких рычагов, растянутости, головы и шерсти не было ни у кого в ринге. Их мамашка Норка также привычно выйграла ринг старших сук и 1 место в первом племенном классе. На тот момент мы еще не знали, что Норка могла бы уже тогда стать Чемпионом выставки, так как смоленский парнишка Маркел за неделю до этого получил диплом аж II степени; и мы на 1 балл обошли бы нынешнюю Чемпионку – отличную суку Ван-Дель Сергея Веренича.

А затем была 10-я Юбилейная Всероссийская выставка охотничьих собак в Твери, где произошли очень знаменательные события. В младшей группе кобелей (судил эксперт Всероссийской категории Смолдырев В.Л.) оба наши щенка, Майк А.Сорокина и Маркел В. Шумова, прошли в головке ринга и получили высшую оценку. По старшим кобелям мы смогли увидеть очень интересную картину: в одном ринге ходили друг за другом отец Норки – Чемпион Лель-Нери А.Сорокина и ее же “муженек” - Лорд-Нестл А.Костяева. Лель заработал “Элиту” и БЗМ, а Лорду до “Элиты” не хватило всего одного балла по потомкам (к тому моменту стало известно, что еще один наш щенок – а именно Мартышка - заработал-таки диплом III степени), однако Лорд выйграл 1 класс, что очень здорово на выставке такого масштаба. Ринг старших сук (экспертизу проводил Эксперт Всероссийской категории Рабинович Д.Л.) был представлен потрясающими собаками; всего их было 23, из которых 11(!) оказались элитными.

 

 

 

В результате многочасовой выматывающей ходьбы Норка прошла ПЕРВОЙ !!! Словесно описывая зрителям каждую расставленную в ринге суку, очень опытный эксперт, сам многие годы держащий английских сеттеров, про Норку сказал буквально следующую фразу: “Идеальная собака. Замечаний нет!” Такого потрясающего результата питерские собаки не добивались очень давно, аж с 1997 года, когда кобель выдающегося экстерьера Норд Михаила Королева (кстати – дед Норки) также занял первое место в очень представительном ринге старших кобелей на Всероссийской выставке в подмосковном Калининграде. А на этой выставке Норка, благодаря полевым успехам наших двух щенков (Маркела и Мартына), вошла в “Элиту”, где заняла 6 место и впервые получила БЗМ, а также приз за самую породную голову! Из других сук, представленных ЛООиРом, отметим очень успешное выступление Чемпиона Ван-Дели Сергея daf2373e6e46

 

Веренича (4 место в ринге, 9 место в “Элите”, БЗМ) и Дарли Александра Кулешова, обошедшей многих экстерьерных собак и получившей в 1 классе МЗМ. Все мы, питерцы, отчаянно болели за московскую Мисс-Шанс Татьяны Смирновой - потомка нашей полевой Чемпионки Горы Владимира Сафонова. И свершилось – счастливая и заплаканная Татьяна Александровна принимала заслуженные поздравления: ее Шаня стала ЧЕМПИОНОМ ВСЕРОССИЙСКОЙ ВЫСТАВКИ!

К середине лета дипломы на наших щенков посыпались градом: получили первые трешки Майк Алексея Сорокина, Мистер Джонсон Анастасии Корнаковой, Мегги Руслана Швецова, а Маркел Владимира Шумова и Мартын Александра Тимашкова – по второму диплому III степени.

И снова я выговариваю с особым уважением слова: Александр Николаевич Костяев. Он проделал колоссальную работу, помогая словом и делом многим владельцам наших щенков, особенно Александру Тимашкову в постановке его Мартына.

Таким образом, к августу у нас имелось семь дипломов на пять щенков (из них один диплом II степени). А ведь щенкам только 1 год и 2 месяца! Думаю, что на подходе к реализации своих рабочих качеств еще три щенка: Мисс Доминика, Мерилин-Юста и Мартин.
 

XV.


 

Вот и пришло время подвести итоги.Основными результатами всего этого “предприятия” теперь уже с полной очевидностью можно считать:

  1. удачный подбор племенного кобеля – Чемпиона Лорда-Нестла и племенной суки - Нори-Линды III;
  2. оставленный полностью очень большой помет (11 щенков), однако прекрасно выращенный, удивительно жизнеспособный, сильный, практически не имеющий недостатков;
  3. такие потрясающие результаты были достигнуты за счет нахождения щенков на природе, правильной кормежки как щенков, так и матери, продолжительного вскармливания сукой щенков своим молоком, непрерывного ухода и наблюдения заводчиков;
  4. достаточно большая передержка некоторых щенков (до 4 – 5 месяцев) пошла на пользу не только им, но и матери;
  5. проделанная заводчиками работа по подготовке щенков для жизни у новых владельцев, на основе серьезного и методического изучения их меняющегося с ростом поведения, значительно облегчили проблемы вхождения щенков в новые семьи;
  6. проверены на практике и рекомендованы молодым заводчикам многочисленные советы по подготовке суки к щенению, по уходу за сукой во время щенения и после родов, по уходу и кормлению щенков; по организации систематического наблюдения за поведением суки и щенков и т.п.;
  7. сделана попытка привить молодым заводчикам правильное и ответственное отношение к племенной работе, попытка пробудить у них желание будущей благополучной жизни щенков в смысле реализованности их охотничьих наклонностей;
  8. хочется думать, что все эти события, связанные с нашими щенками, хоть немного приблизили нас к реализации несбыточного – созданию Dream Dog, некой собаки – мечты, о которой все правильные охотники грезят всю свою жизнь;
  9. время, потраченное нами на щенков, не растрачено впустую, так-как оно прожито с любовью. Мне даже показалось, что совместное преодоление трудностей еще более сплотило нас с женой, вернув молодые времена, когда все ощущалось по-другому...

Самое последнее. Еще раз хочется назвать имена всех тех людей, которые помогли нам в эти трудные и счастливые времена: Шарова Нина, Смирнова Татьяна, Мясников Геннадий, Паршин Игорь, Костяев Александр, Крысанов Михаил, Соколов Владимир, семья Русиновичей – Ирина и Владимир, Кулешов Александр, Веренич Сергей, Сафонов Владимир, Морозов Александр, Лаврова Марина, Быстриков Юрий, Вайтехович Тамара, Айрапетьянц Анна, Карповы Ида и Дмитрий.

И, конечно же, мои дорогие жена Татьяна, сын Антон и внучка Сонечка, без помощи которых вообще ничего бы не было.

Автор: Филиппов И.

(журнальный вариант напечатан в “Охоте и рыбалке XXI век” №№ 3, 4 и 5)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

ЩЕНКИ
АНГЛИЙСКОГО СЕТТЕРА
ОТ ПРОВЕРЕННЫХ НА СОСТЯЗАНИЯХ И ИСПЫТАНИЯХ РАБОЧИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ИМЕЮЩИХ ОТЛИЧНЫЙ ЭКСТЕРЬЕР!

ИНФОРМАЦИЯ
О ВСЕХ ЩЕНКАХ И ИХ РОДИТЕЛЯХ ТУТ

Консультации по e-mail:
info@eng-setter.ru

размещение в ФОТОКАТАЛОГЕ
Размещение информации о вашей собаке в фотокаталоге производится бесплатно согласно правил размещения материалов

размещение ЩЕНКОВ И ПОМЕТОВ
Размещение информации о помете в фотокаталоге производится согласно правил размещения материалов

размещение РЕКЛАМЫ
Вы можете разместить на портале графическую или текстовую целевую рекламную информацию.

По вопросам размещения пишите
e-mail: info@eng-setter.ru